Педагогическое

В этой теме я буду выкладывать свои рассказы и наблюдения, связанные с моей педагогической деятельностью. И о детях, конечно.

                                                    Пушкин жив

Разговариваю со старшеклассниками о стихах и поэзии. Спрашиваю, каких поэтов они знают, какие стихи любят.
- Пушкин. - говорит С., (учится на 4-5)
- Хорошо! - радуюсь я. - А наизусть знаешь что-нибудь?
- "Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье, не пропадёт ваш скорбный труд...(ну и т.д.) начинает декламировать С.
- А кому посвящены эти стихи? - спрашиваю я.
С. немного мнётся, затем отвечает:
- Шахтёрам.
- Н-да... - говорю я и задаю вопрос всем: - Ещё варианты есть?..
- Есть! - тянет руку хорошая ученица А. - Этот стих Пушкин своим любимым женщинам посвятил.

Занавес.

                                                Ожившие вещи

Занятие с группой пяти лет. Говорю:
- А сейчас мы с вами попадём в сказку. Представим, что все вещи и предметы вокруг вдруг ожили и заговорили… И первым… (обращаюсь к девочке Маше) что, Машенька, заговорило в нашей комнате первым?..
- Вот эта картина. – говорит Машенька и показывает на стену, где нарисована часть декорации спектакля театрального коллектива – окно, цветок, печка и маленькая икона в углу.
- Весь рисунок на стене ожил? – спрашиваю я.
- Нет, только вон тот, в углу, - отвечает Маша.
- Икона Божьей Матери ожила? – уточняю я.
- Да, икона, - кивает ребёнок.
- И что же нам сказала Божья Матерь?.. – интересуюсь я.
Маша (отвешивая земной поклон, с выражением):

- Она говорит: «Ну спасииибо вам, люди!!..»

                                                      Жога

Соня обиделась. Соне не дали главную роль.
Села на стульчике в пол-оборота, картинно приставила руку к нахмуренному лобику, поза «я хорошая, вы плохие». Маленькая женщина пяти лет. Где она подсмотрела эту позу?.. В семье?.. Кто её родители?.. Я про детей почти ничего не знаю.

- А сейчас мы будем играть в профессии. – говорю я. – Какие вы знаете профессии?
Дети молчат. Может быть, просто не знают этого слова.
- Кем работает твоя мама? – спрашиваю я у Дианы.
- Она шьёт. – отвечает ребёнок.
- Значит её профессия – швея. Иди сюда, покажи, как она это делает. Вот тебе нитка, вот иголка (я даю Диане воображаемую нитку с иголкой) – вдевай нитку в иголку и будем шить.
- А моя мама сидит за компьютером. – говорит Соня, оживляясь. – Вот так!
Соня показывает маму за компьютером.
- А какую ещё профессию ты знаешь? – спрашиваю я.
- Доктор. – отвечает Соня.
- Ну иди сюда, будешь доктором.

Соня выходит в центр, все обиды прошли, сейчас она будет лечить.
- Кто будет пациентом? – спрашиваю я.
Пациентом соглашается быть Лиза.

- Здравствуйте, больной. – говорит Соня. – Что у вас болит?
- Живот. – говорит Лиза.
- Ложитесь, больной – деловито говорит Соня. – Откройте рот, я посмотрю, что у вас там в животе.
Лиза ложится на банкетку и широко открывает рот. Соня заглядывает в рот Лизе, «так-так, - говорит Соня, - так-так», а затем охает, всплёскивает руками, делает страшное лицо и восклицает:
- Больной, да у вас же там ЖОГА!!!

«Больной» захлопывает рот и хватается за живот, пытаясь нащупать страшную ЖОГУ.
- Лежите, больной! – говорит «доктор», - Сейчас мы её удалим.
Соня тихонько стучит по животу Лизы и строго произносит:
- Жога, выходи! (обращается к Лизе) Больной, откройте рот! Жоге нужно выйти!! Дышите!!
Больной дышит, страшная Жога немедленно покидает больного, счастливый пациент радостно вскакивает с банкетки.
- Выпиши больному рецепт. – подсказываю я.
- Вот вам рецепт. – говорит Соня. – Поменьше открывать рот. А то опять поймаете ЖОГУ, а это опасно!..

В общем, кино у меня каждый день. Цветное кино с детьми разного возраста...
И – да. Хороший рецепт. Нужно пореже открывать рот. ЖОГА же кругом!.. А это опасно.

Про прынца из соседнего королевства                                          


Ко мне иногда на уроки прибиваются дети из других коллективов, которые домой идти не хотят или ждут кого-то. Вот и вчера пришёл мальчик лет 10, можно, говорит, я с вами позанимаюсь?
- Можно, - говорю, - да только не знаю, интересно ли тебе будет – у меня сейчас группа пятилеток.
- Интересно. – ответил мальчик, и остался.

А группа, надо сказать, непростая – одни девочки и большинство из них «Маши» из мультфильма «Маша и Медведь», от которой все звери попрятались, окромя добродушного медведя.

Так вот, увидев Давида (так звали молодого человека), севшего рядом с ними на маленький стульчик, мои барышни подобрались, присмирели, скосив глаз, а самая «Маша» Сонечка устроилась рядом с Давидом на соседнем стульчике и деловито объяснила:
- Я буду Давиду помогать делать упражнения, если у него получаться не будет.

Занятие прошло чётко, без сучка и задоринки, барышни старались понравится кавалеру и были просто неподражаемы. Давид же, до этого занимавшийся только в шахматном клубе, получил истинное удовольствие от роли Репки, которую вся эта мелкота вытягивала.

- В общем так, Давид, - сказала я ему после урока. – Жду тебя на следующем занятии. Спасибо за помощь.
- А можно? – обрадовался Давид.
- Будешь у меня звеньевым. – сказала я ему. – И дадим тебе роль Великана.
- Это в какой сказке? – поинтересовался Давид.
- Сказку сами придумаем, - ответила я. – Или про шахматного Короля. Приходи давай.
Пообещал.

Но, господа, каковы мои принцессы?! Оказывается, для идеального порядка во дворце не нужно ни мотивации, ни педагогических приёмов – нужен только прынц загадочный из шахматного королевства.



                                   Обниматься

На сегодня у Лизы было запланировано три вещи: толкнуть Илюшу, ущипнуть Илюшу, и откусить ему нос. И всё запланированное она методично выполнила: толкнула Илюшу при входе в зал; заняв рядом с ним стульчик, тут же его ущипнула (после чего Илюша, вскрикнув, сразу пересел на другое место); и, в общей игре, повалив хлипкого Илюшу на пол, укусила его за нос.

Илюша зарыдал, схватившись за нос, и я даже не сразу разобралась, в чём тут дело, так как обезьянок было 14, и все они в игре норовили куда-нибудь влезть.
— Илюша, иди скорее обниматься!.. — только и успела крикнуть я, присев на корточки. — Дети, идите сюда, давайте все обнимать Илюшу!..

…Я могу точно сказать, что никто не умеет обниматься так, как это делают дети. Ну и животные ещё наверное.
Дети обнимаются открыто, доверчиво, как будто бы навсегда. Они будто бы обнимают не тебя, а твоё сердце, которое так же беззащитно перед ними, как и их сердце — перед тобой.

Дети кинулись обниматься с нами с Илюшей, и мне пришлось сесть на пол. А Лиза в это время стояла в стороне и кусала губу. С Лизой никто не хотел обниматься.
— Зачем ты сделала это? — спросила я у Лизы. — Зачем ты сделала Илюше больно?..

Лиза не нашлась, что ответить. Посмотрела исподлобья и уселась на стульчик. Илюша был единственным мальчиком в этой группе пятилеток, и Лизу очень задевало, что он больше дружит с Аней и Соней, чем с ней. Очевидно, это была её месть.

А после занятий мы снова обнялись, и подошла Лиза, но Илюша сказал ей:
— Я не буду тебя обнимать, я не хочу с тобой обниматься!..
И никто в группе не захотел с Лизой обниматься. И Лиза бросилась в коридор, к бабушке, и обхватила большую бабушку своими маленькими ручками и заплакала.

…И тут я вспомнила слова Славы Полунина, что окружать себя нужно только теми людьми, с которыми хочется обниматься.
Истинно так.
Рядом должны быть только те, кого хочется обнять — и мысленно, и при встрече.
                                                               Герои сказок

Группа 8-10 лет, задание – показать героев из мультфильмов или известных им сказок. Влад показывает нечто не очень понятное.
- Ой, а это кто? – интересуюсь я.
- Да вы наверное не знаете… – отвечает Влад и к нему подключаются и остальные. – Это очень давно было, вы ещё тогда совсем маленькою были и их не помните. Это Микеланджело и Леонардо да Винчи…

- Эээ, ну если вы про эпоху Возрождения… – пытаюсь ответить я, – то, к вашему сведению, я родилась значительно позже, спасибо за доверие… Но художников этих, конечно, знаю.
- Да нет, это же «черепашки Ниндзя»! – восклицают дети. – Их зовут так!.. А мультик очень старый, ему уже 20 лет наверное! Поэтому вы его и не смотрели, потому что маленькою были совсем!..

.....

Дети живут вне времени, и это не метафора… :-)
                                              про счастье

Подростки на уроке спрашивают: - Что такое счастье?..
- Ну вот, - говорю, - на этот вопрос не одно столетие пытались ответить лучшие умы человечества, а вы хотите, чтоб вот так сразу. Одного рецепта на всех нет, к сожалению.
- А Пушкин был счастливым? – спрашивают.
- Наверно, - говорю. – Иначе не написал бы столько стихов о любви. А для вас самих что такое счастье?
- Много денег, семья, работа… - отвечают дети.
- А почему многаденег на первом месте? – интересуюсь я.
- Ну… - замялись они, - потому что наличие работы не означает, что их будет много.
- Хорошо, - говорю. – Расскажу вам притчу.

Один Правитель решил кого-нибудь осчастливить и приказал найти самого несчастного человека в государстве. К нему привели нищего и очень голодного человека, которому Правитель приказал выдать целую жаренную курицу и отправить его домой.
На выходе из дворца курицу у нищего отобрали стражники.
- Ну что, - спрашивает Правитель на другой день, - как сейчас себя чувствует этот голодный человек?
- Он плачет, - ответили ему. Стражники отобрали у него курицу, и он сидит в своей лачуге и плачет.
Правитель распорядился высечь стражников и снова позвал нищего. Но на этот раз он решил действительно осчастливить его, и приказал положить в запеченную курицу большой слиток золота.
Нищему вручили курицу и он беспрепятственно вышел из дворца.
- Ну что, - спросил Правитель на следующий день, - счастлив ли теперь этот человек?
- Счастлив, - ответили ему, - но мёртв. Он умер от разрыва сердца, когда начал есть курицу и увидел в ней золотой слиток.

….......

Ваши выводы? – спрашиваю я у детей.

- Нууу… что умереть можно не только от горя, но и от счастья… - отвечают дети.
- Просто всё в этой жизни нужно заслужить, - говорю я. – Незаслуженное счастье, богатство - убивает.
- Ну тогда у нас знаете, сколько уже народу должно умереть… - протягивают дети.
- А кто вам сказал, что они живые? – спрашиваю я. – Быть живым с мёртвой душой гораздо хуже, чем испытать счастье и умереть.
- А почему вы считаете, что этот нищий не заслужил богатства? Он же голодал, страдал.
- А что он сделал, чтобы не быть голодным и не страдать? – спросила я. – Почему его единственным счастьем стала халявная курица?..
- Какая-то грустная притча. – сказали дети.
- Она не грустная, - ответила я. – Просто помните, что всё на свете нужно заслужить, и ничего не падает на голову «просто так». Ни кирпич, ни везение. Просто помните об этом, и всё.


                                         Неразрешимый спор

Сегодня на уроке. Начинаю объяснять тему, дети слушают, и вдруг отвлекаются и начинают что-то выяснять между собой.
Я останавливаюсь на полуслове, спрашиваю:
- Дети, что-то случилось?..
А они мне: - У нас, Мария Юрьевна, неразрешимый спор.
- Ну, излагайте, - говорю.
А они такие, с лицами возбуждёнными: - Да мы полночи спорили (в Контакте) что лучше: дискриминанта, или теорема Виета?..
- Что-что?.. – переспросила я.
И тут они начали мне рисовать иксы, игреки, что-то там объяснять про корни квадратного трёхчлена и преимущества одного способа перед другим.
- Вот Вы что думаете по этому поводу? – спросил меня Лёша.
- Мне всё нравится. – честно призналась я. – Всё это очень увлекательно, но у нас другая тема.
- Нет, Вы поймите, что теорема Виета лучше дискриминанты!.. – настаивал Лёша.
- Да верю я тебе, о юный падаван, ученик джедая! – ответила я. – Но поверь и ты мне, что в теме, которую мы сейчас проходим, неразрешимых вопросов не меньше!..
Кое-как переключила их на своё.
А на перемене они опять начали мне рисовать какие-то формулы. Но я так и не поняла, что лучше – теорема Виета, или формула дискриминанта. Да и вообще, если честно, ничего не поняла в этих квадратных уравнениях и коэффициентах чётных икс.

                                                        про Лизу )

Слушайте, чего хорошего расскажу. Помните Лизу из младшей группы, которая всех то роняла, то покусать пыталась? Так вот. 
Сегодня Илюша свалился со стула, сам, стукнулся о соседний стул и завыл. 
И наша Лиза кинулась тут же стул поднимать и Илюшу обнимать, чтоб не плакал. 
И Илюша утешился быстро.

— А можно теперь я тебя обниму? — спросила я Лизу.
Видели бы вы, как она бросилась мне на шею!.. Мы и Илюшу обняли, и всех. И до конца занятий Лиза    с в е т и л а с ь, 
от неё шла такая красота и свет!..

И я забыла про все эти першинги и «тополя».
Сегодня родилось ещё одно солнце, теперь я всё время буду помнить его. 
Это такое счастье.
                                               Мячееды

Вчера на занятии малышей выяснилось, что куда-то пропал мяч, целых два. Поискали с детьми там-сям, не нашли. "Где наши мячики?.." - кричат.
- Ну, наверное, их съел мячеед, - говорю. - Что, настоящий мячеед? - удивились дети. - Ну такой... мячеедный... - отвечаю. - Нет какой, нет какой? - не отстают дети. Пришлось сочинять сказку про мячееда, даже про целых двух. Получилось вот что. Разыгрывать можно по ролям.

Мячееды

Вышли утром во двор
гулять два соседа.
Один МЯЧЕГЛОТ, другой МЯЧЕЖОР —
два МЯЧЕЕДА.

Говорит мячеглот: — Вот.
Съел на завтрак я два мяча.
И болит у меня живот.
Уж не вызвать ли мне врача?

Мячежор уселся на лавку и говорит:
— Сегодня мячей на завтрак я съел целых три!

Я их раздобыл недавно в детском саду.
Сегодня туда, пожалуй, снова пойду.
Да только, боюсь, не дойду,
о-хо-хо, о-хо-хо.
Что-то ходить мне стало так нелегко.
Я даже едва дышу, не дышу почти!..
Какие-то это неправильные мячи!..

— Алло, алло! — звонит мячеглот, — Алло, алло!
Пришлите нам срочно врача, нам так тяжело!
Ходить мы не можем, нас нужно скорей лечить!
Мы съели на завтрак неправильные мячи!..

Врач постучал вот здесь, вот здесь и вот здесь.
И сказал: — Вам нужно поменьше есть!
Я вам назначаю диету:
не есть ни во вторник, ни в среду!

Но можно и не сидеть на диете —
просто верните мячики детям!!!

                                           нежные люди

Сегодня мои пятилетки сочиняли стихи. Они сами захотели сочинять стихи.
Я им сначала прочитала Пушкина, потом мы разыграли Хармса. А затем им захотелось сочинять.
И они сочиняли и сочиняли, я им только помогала с рифмами. Вот такое, например:

Мы идём и снег идёт.
Мы бежим, а снег лежит.
Снег на крыше, за окном,
белым стало всё кругом.
Хочешь, я тебе спою
про мечту мою?

…Я шла домой по заснеженным улицам и вспоминала эти стишки, крутила их в голове. И встречала грустных прохожих, больших, печальных людей, и думала о том, что в каждом из нас есть замысел Божий, и каждый рождён поэтом. Но позабыл об этом.

Дети — это маленькие нежные люди, для них весь мир — музыка и ритм, для них всё на свете — игра. Много вы в жизни встретили нежных людей? Идите к детям, раскройте им свои руки, улыбнитесь им, придумайте для них сказку. Учитесь у них превращаться в принцев и принцесс, радоваться стёклышку, видеть во всём живое, жалеть небо во время заката, жалеть тающий снег, увядший цветок.
Дети не умеют врать, их ещё не научили, они реагируют на мир открыто. Скоро они пойдут в школу, сядут за парту и мир медленно начнёт обучать их искусству быть не собой. И они перестанут быть нежными, разучатся быть поэтами, утратят воображение и начнут мыслить штампами, и высший замысел именно этой души будет навек утрачен — она станет управляемой, закрытой и скованной условностями.
И вот как бы сберечь эту нежность, чтобы слышали они музыку во всём и носили её в себе, чтобы никто не смог её прогнать и остановить этот танец…
И тогда, чем бы они ни занимались — они будут счастливы.

                              - Приходи танцевать со мной -

Я вспоминаю историю одного мальчика, сына репрессированного и восьмого ребёнка в семье, живущего со всей семьёй в бараке. На протяжении месяца он отдавал свой обед (50 гр.хлеба и ложку сахара) другому ссыльному мальчику за то, что тот через месяц отдаст ему книгу с репродукциями картин Айвазовского — мальчик очень хотел есть, но книга была важнее, на бессознательном уровне он понимал, что эти картины дадут ему гораздо больше, чем кусок хлеба.

Когда человек способен поставить духовные ценности выше желудка, этот человек — поэт. И неважно, что он не сложит никогда ни одной строчки — у этого человека душа поэта. «Но если людей превращают в машины, то обязанность поэта — снова сделать из этих машин людей.» — сказал Лессинг. Поэт определяется не качеством рифм. Поэт определяется способностью ЧУВСТВОВАТЬ. И жертвовать. Поэт в высшем своём назначении.

Я не знаю, кем стал тот мальчик, который брал хлебом за «посмотреть книжку», история об этом умалчивает. А о том мальчике, который потом не расставался с книгой, где шумело вольное море, узнала впоследствии вся страна. Это был космонавт Алексей Леонов — голодный мальчик из барака, выживший благодаря картинам Айвазовского (как он сам потом признавался).

В ребёнке нужно поддерживать и воспитывать поэта не для того, чтобы он впоследствии стал Пушкиным — Пушкиным нужно родиться, этого не воспитаешь. Поэт в человеке — это чисто нравственная категория.

Жрец из погибшей Атлантиды, миривший людей словом — был Поэтом.
Пифагор, считавший, что математика вышла из поэзии и начинавший каждый урок стихами — в душе был прежде всего поэтом, а потом уже учёным и философом.

Одна женщина рассказывала, как во время землетрясения в Польше среди находящихся в убежище людей в какой-то момент началась паника, и она стала декламировать стихи — Пушкина, Есенина — всё, что помнила. И люди затихли и слушали её, и сами начали вспоминать стихи, которые знали когда-то. Так вот, в душе этой женщины жила музыка. И она поделилась ей, и люди стали лучше. Это абсолютно поэтическое и творческое поведение.

Термин «творческое поведение» впервые я услышала от своего преподавателя С.А.Баркана. Человек, умеющий вести себя творчески, навсегда становится поэтом, музыкантом и танцором в любом деле, каким бы он ни занимался — хоть табуретки будет делать, хоть макраме плести. Воспитывать в ребёнке Поэта — это спасать его будущее, и будущее всей страны в итоге.

Каждый ребенок знает Бога —
не бога имён,
не бога запретов,
не бога, все время творящего странные вещи,
а того, который напевает только четыре слова
и повторяет их:
«Приходи танцевать со мной».

Хафиз


                                          о смыслах

Приходила выпускница, теперь уже студентка, учится в Москве.
Дождалась конца занятий, вышли с ней на улицу, падал то ли снег, то ли дождь, начинались вечерние сумерки.

— Знаете, — произнесла она после паузы, — я хотела сказать Вам. Я когда пришла к Вам на уроки, у меня ведь совершено не было почвы под ногами. И я не знаю, где бы я была сейчас, если бы к Вам не попала — в больнице или ещё где…  Вы даже и не знали об этом, что абсолютно поменяли моё мировоззрение, я стала другой. А ведь мне было очень плохо.

На мою сигарету упала капля, и она погасла, пришлось снова искать в карманах зажигалку.
— Никогда не могу найти зажигалку, — пробормотала я. — Ну… а как у тебя сейчас?..
— Сейчас всё хорошо. — ответила девушка радостно. — Сейчас я понимаю, зачем живу и для чего.
— Ты не представляешь, как я рада. — сказала я. — Всё пустяки на самом деле, когда знаешь, зачем и для чего. И я тоже хочу сказать, что мне очень не хватает тебя на уроках.

Мы обнялись и она побежала дальше по своим делам. А я пошла на вторую работу. Шла и вспоминала эту девочку, как она пришла, её глаза, её вопросы. Я не стала говорить ей сейчас, не скажу и потом, что я чувствовала тогда, в то время, что с ней творится что-то не то — и некоторые уроки выстраивала под неё, подводила к тем темам и упражнениям, где она сможет раскрыться и найти какие-то ответы. Я не считаю возможным лезть в душу к кому бы то ни было, если человек не говорит тебе о чём-то сам, но я всегда внимательно смотрю детям в глаза и слежу за их реакцией. И тут же стараюсь выстроить урок не по журналу, а по ситуации. Каждое занятие должно быть основой для творчества и переосмысления каких-то вещей. Но это лично мои приоритеты.

Я шла по дороге и думала о том, что какая, в сущности, ерунда — все эти неприятности, докладные и даже зарплаты эти в конечном итоге, когда спустя какое-то время худенькая девочка с зелёными глазами, улыбаясь, говорит тебе, что у неё теперь всё в порядке.
                                             вечные вопросы



Падает камень на кувшин –
горе кувшину,
падает кувшин на камень –
горе кувшину;
так или иначе, всегда горе кувшину.

Талмуд


То, что профессия учителя далеко не первая в нашей стране, это обсуждать не приходиться. Особенно в провинции. Особенно сегодня. И, как ни поверни, — всегда будет горе кувшину!.. Но я сейчас не об этом.
Карл Маркс как философ начался с вопроса о праве воспитателя. « А кто воспитывает воспитателя?» — задавал он вопрос.

В переводе на обыденный язык: а кто вы такие? А кто мы такие? А откуда нам (или вам) известно, где Истина, что верно, а что ложно?..
(Надо сказать, что опыт Маркса оказался одним из самых трагичных в истории — труды его экономической и политической теории были перевраны, измученны и подмяты «под себя», он распался и был растащен на части – не космоса, а кучи сора, как сказал Демокрит, – но это уже совсем другая тема).

Каждый из нас по отношению к каждому является учителем, воспитателем, независимо от возраста и положения – дело только в нас самих – умеем ли мы усваивать информацию и проецировать её на собственный жизненный опыт.
Впрочем, знаменитая дзенская фраза: «Если встретишь Учителя – убей его!» может трактоваться всеми по-разному и неоднозначно.

Я же для себя вижу в ней свободу продвижения ДАЛЬШЕ –
никто из нас не может быть учителем в последней инстанции, все мы лишь носители своего опыта и знаний своих воспитателей, и о каких-то главных вещах мы можем лишь осторожно догадываться…

Знание – да! – покажи мне, как открывается эта дверь, но не говори, что я не должен входить в эту комнату!..
 – возможно, именно там я приобрету свой главный опыт…

Я, как человек, работающий в этой профессии могу лишь передать детям то, что поняла сама и чему научили меня мои преподаватели, а так же мои родители и друзья. Каждый раз подростки заваливают меня кучей вопросов, они думают, что я на всё знаю ответ. И я, безусловно, знаю ответ, – но в той же мере я не знаю ответа. И я говорю им: «Я могу сказать ответ, не зная ответа». И я говорю: «Я могу привести примеры, но это мало значит». И я говорю: «Давайте думать вместе».

Дерево – тоже учитель. Оно молчаливо, оно не говорит, но оно учит – окружать себя болтливыми учителями — всё равно, что вырубать вокруг себя тишину и порождать хаос.
Наш мозг ужасно болтлив и мы никак не можем воспитать его жить в молчаливой задумчивости. Но кто ВОСПИТАЕТ ВОСПИТАТЕЛЯ, если он не может воспитать сам себя?.. — на этот вопрос Маркс не успел дать ответа, и он завис философским зигзагом в тождестве мышления и бытия…

  Когда ученик Конфуция, Янь Юань, спросил: «Что такое «жэнь»?»
Конфуций ответил:
« Победить себя, вернуться к ЛИ (благожелательность), это и будет ЖЭНЬ (человечность). В тот день, когда человек победит себя, вернётся к благожелательности, в Поднебесной восстановится ЖЭНЬ. Но достигнуть этого человеческого состояния можно только самому, а не с помощью других».





0 коммент.:

Отправка комментария